международное образование
Поступать за границу не страшно
зачем я уговорила голландцев сделать из меня ученого
Знаете такие рекламные ходы, когда девушка была офисным планктоном, а потом научилась делать сайты и легко зарабатывает миллион в своём домике у моря? И что тогда она поняла, что «не надо так» и пора жить счастливо, не думать о суете будней да и вообще бежать за мечтой. Меня всегда такое раздражало, ибо кликбейт и использование сторителлинга для наживы – это низко. А теперь вот захотелось самой написать – без рекламы, с фото и практичными советами.
Почему я решила сменить специальность?
К 2019-му я стала готова к карьере в науке не только из-за желания, но и благодаря профессиональному опыту и более трезвому взгляду на карьеру. Попробовав себя в клинической работе, несмотря на первичную неприязнь к больницам, я поняла, что не хочу провести всю молодость, слушая как вздыхают больные старушки. Основные их проблемы я не способна исправить, ведь а) настоящая неврология обычно не лечится, б) старость тоже не лечится, в) социальные условия и образ жизни должны менять не врачи.

Самое главное – я поняла, что банально тупею. Проблемы у пациентов однообразные и скучные, а на сложный разносторонний подход в амбулаторной практике элементарно нет времени. Энергию с энтузиазмом общение с 20-30 больными в день высасывает изрядно. Проработав с полгода и ощутив явные признаки профессионального выгорания в такой короткий срок, я решила все поменять и проложила курс на анализ данных.

Моя новая программа называется «Клиническая и психосоциальная эпидемиология», что всех услышавших заставляет отойти подальше или переспросить, какой это язык.
— Почему психология?
— С пятого класса я увлекаюсь нейронауками во всех их проявлениях, включая избыточный самоанализ и противоречивый научпоп. Мои маленькая научная работа в медвузе была про половые различия восприятия, а затем я провела два увлекательных года в нежно любимом кружке на базе психбольницы с волшебным названием имени Чудотворца. По сути, вникнув в болезни пациентов с более грубыми расстройствами мышления и эмоций, я разобралась со своими тараканами в голове. Никогда, тем не менее, раньше я не позволяла своей карьере свернуть на этот психо-путь, находя тысячи оправданий от «я не подхожу по характеру» или «психология в России на дне». Неврология тоже недалеко уплыла от того дна, однако меня подкупила осязаемость ее объекта изучения, ведь даже при неразвитой доказательной медицине неврологи сходятся в том, что у большинства населения есть мозг.
— Почему клиническая эпидемиология?
— Осознала что это за поле деятельности и почему в медицине ее так не хватает только в 2018 году, после резкого погружения в самые глубины анализа данных и дизайна клинических исследований. С того лета слово «эпидемиология» вызывает нежность, а не образ энцефалитного клеща. Знакомство с современными богами этой области, Кеннетом Ротманом и Альбертом Хофманом, так вдохновило, что я решилась круто повернуть жизнь в сторону хардкорной науки и перестать оправдывать свои прошлые метания между теориями и практиками. Финальным толчком стала личная история профессора, руководившего программой в клинике Эразмус и взявшего меня в стипендиальную летнюю программу, который закончил ординатуру по неврологии и нейрорадиологии, разочаровался в них и полностью погрузился в эпидемиологию. Теперь он счастлив и владеет двухэтажной кафедрой.
Чем занимаются клинические эпидемиологи?
В то время, как предмет изучения психологии в целом очевиден неспециалистам, клиническая эпидемиология у российских врачей вызывает недоумение. Несмотря на свой статус «основной науки клинической медицины», в РФ до сих пор нет официальной специальности, хотя бы близко напоминающей клиническую эпидемиологию. Сам автор термина Джон Пол описывал ее как «супружество вычислительных методов, используемых эпидемиологами для изучения болезней в популяции, и принятия решений в индивидуальном случае, что является основной целью клинической практики».

Таким образом, клинические эпидемиологи – это исследователи в медицине, которые сравнивают популяции людей, чтобы получать знания для клинической практики. Эпидемиология тесно связана с организацией здравоохранения, медицинской статистикой и анализом больших данных, изучением распространенности заболеваний, проверкой эффективности диагностических вмешательств и методов лечения. Прежде всего, такой ученый должен хорошо быть подкован в методологии клинического исследования, чтобы при необходимости помогать клиницистам правильно воплотить цели клинического исследования.

Простыми словами, клинический эпидемиолог – это человек, готовый спланировать даже очень сложное крупное клиническое исследование с максимально достоверными результатами, чтобы затем применять новое знание для усовершенствования клинической практики. У современных медицинских специалистов достаточно других информации и дел, поэтому им редко удается организовать качественное исследование, после чего из-за некорректных результатов скомпрометируется ведение больных в масштабах городов и даже планеты.
Куда несется моя карьера?
В последние два года я поняла одну вещь про учебу за границей: если жизнь не одарила тебя трамплином (богатый папа, вы гений, гражданство евросоюза, невообразимая удача...), то надо использовать метод захода в гору — просто карабкаться постепенно к цели на вершине по дорожке требуемых шагов.

Таким образом, я сначала нашла крутую недорогую школу в Нидерландахна две недели, на которые шансы попасть были выше, и вдохновилась на ней нейронауками. К концу курса узнала, что можно так же, но бесплатно и на месяц, если стажировку одобрит их стипендиальный фонд. Следующим летом меня приняли уже без оплаты на программу Медицинского центра Эразмусв Роттердаме, потому что я заинтересовалась клинической эпидемиологией и их магистратурой, а следом пришло приглашение на месяц стажировки в Гронингене по гранту.

К этому году в моем резюме уже были стажировка за свой счёт в Сербии на далеком третьем курсе и научная работа для диплома в ординатуре. Иностранцы страсть как ценят общественную деятельность, так что расцвет моего энтузиазма вСовете обучающихся и молодых учёныхЦентра Алмазова пошёл на руку. Между делом, все эти годы я наудачу подавала в университеты, прощупывая почву возможностей и образовывая себя в этой теме на просторах интернета.

За время своего проекта «Дина точно свалит, вопрос лишь во времени» я поняла, какие факторы для меня важны в стране проживания и какой тип образования мне по душе. Считаю это самым ценным опытом, ведь именно он решает, куда судьба занесёт вас дальше, а точнее куда ваши же решения (шаги) приведут вас в будущем (к цели на горе). К моменту повторной подачи заявки на магистратуру и стипендию 2019/2020 я уже сама дивилась, насколько расширились мои знания относительно своих целей и способа их достижения. Я не распылялась на другие варианты и сконцентрировалась целиком на этой программе. Европейский диплом, который казался мне самым удачным вариантом, стал всего лишь путём достижения уже другой, более масштабной цели и внезапно очень реальным.
Больше статей!
Иллюстрации из статьи принадлежат авторам.
Пожалуйста, не используйте их для коммерческих целей.
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website